При всех красочности, яркости, пышности и разнообразии гербов классическая геральдика признаёт только семь цветов (тинктур) — два металла (золото, серебро) и пять финифтей (лазурь, червлень, чернь, пурпур и зелень).

Стоит также сказать, что в некоторых геральдических традициях используются дополнительные цвета: оранжевый и коричневый в английской, сталь в польской или медь в канадской. Но сказать это стоит исключительно для общего развития, потому что и встречаются они крайне редко, и классическая геральдика крайне не одобряет их использование.

Ещё есть такое понятие как натуральный цвет — это цвет, наиболее приближенный к оттенку, который изображаемая фигура имеет в реальности: это и те же оранжевый с коричневым, и небесно-голубой, и перельно-серый цвета, но самый распространённый пример — телесный цвет, которым на гербе изображают человека. Но, как уже говорилось выше, классическая геральдика признаёт только семь цветов, поэтому, если нет крайней на то необходимости, любой из натуральных цветов следует заменять близким ему металлом или финифтью. Скажем, коричневую или рыжую в природе собаку на гербе изображают близкой к этим цветам червленью, а того же серого от природы зайца — серебром. Да по большому счёту, хоть лазурью, хоть пурпурно-золотыми квадратиками, потому что использование той или иной тинктуры для определённой гербовой фигуры ничем не ограничено.

Кроме того, в геральдике полностью игнорируются оттенки. То есть если в блазоне (описании герба) указано «золотой», то это может быть любой оттенок жёлтого вплоть до бежевого или палевого. Точно так же как «лазоревый» — это любой цвет от голубого до тёмно-синего, а «пурпурный» может быть и розовым, и сиреневым, и фиолетовым. И, конечно же, если в гербе несколько лазоревых (или любого другого цвета) элементов, то один из них не может быть синее или голубее другого — все они должны иметь один и тот же цвет.

И естественно, нельзя не коснуться такого волнующего момента как символика цветов. Есть мнение, с которым сложно спорить, что изображения на первых гербах (а на дворе был XII век) особого смысла не имели: рыцарю нравилось чередование золотых и красных полос — он рисовал на своём щите эти полосы; рыцарь считал своим покровителем медведя — рисовал, как умел, медведя. Это потом уже могли сочинить красивые и мужественные легенды о происхождении того или иного рисунка. В последовавшую затем эпоху Средневековья люди стали пытаться найти некий тайный мистический смысл буквально во всём, и цвета не стали исключением. Причём толкований было много, они были хорошими и разными, а порой и абсолютно противоположными, когда у одних цветом смерти был чёрный, а у других — белый. В то время как, например, зелёный цвет возвышенно символизирует надежду, свободу и изобилие, но в большинстве случаев обозначает просто какую-нибудь растительность. Так что, если говорить о символическом значении цвета в геральдике, то правильных вариантов может быть всего два: «так исторически сложилось» и «мне так нравится». И рассуждать о значении того или иного цвета можно только в том случае, когда заранее доподлинно известно, какой смысл вкладывал в это автор или владелец герба; в противном случае не нужно искать скрытый смысл там, где его может не быть.

Главное правило

Правило тинктур, или Главное Правило™ геральдики, заключается в том, что металл не может быть наложен на металл, а финифть — на финифть. Правило исключительно справедливое и логичное, если вспомнить, что на заре появления геральдики раскрашенные щиты служили для быстрого опознавания своих владельцев на большом расстоянии, от чего могла зависеть их жизнь. В стародавние времена, когда золото и серебро на гербах были настоящими металлами, а не просто жёлтым и белым цветами, блеск металла очень хорошо контрастировал со спокойными тёмными финифтями.

В качестве примера: если у нас есть чёрный орёл, то поместить его можно только на золотое или серебряное поле; если у нас есть серебряный орёл, то поместить его можно на синий, красный, чёрный, зелёный или пурпурный фон, но никак не на золотой или серебряный. И для пущей наглядности — примеры гербов, нарушающих это правило:

Но грош цена тому правилу, у которого нет исключений, поэтому отдельно стоит сказать про герб Иерусалимского королевства. Оно было основано в 1099 году аккурат после Первого крестового похода и уничтожено в 1291 году, то есть существовало во время зарождения геральдики, когда вопрос быстрой идентификации щита стоял особенно остро. Считается, что при создании герба Иерусалимского королевства правило тинктур было нарушено специально, чтобы этим сплошным металлическим блеском показать высокий статус королевства по отношению ко всем остальным государствам. (Есть, правда, и менее романтическая версия, заключающаяся в том, что изначально кресты были не золотые, а червлёные, но из-за несовершенства средневековых технологий и материалов произошло окисление, и со временем красный цвет превратился в жёлтый.)

Подобных освящённых временем исключений очень мало, а все остальные случаи нарушения этого правила свидетельствуют о безграмотности и недобросовестности составителя герба.

В случае, если по каким-то причинам нужно во что бы то ни стало поместить финифть на финифть, вокруг фигуры делают металлическую обводку (контур). Если же надо поместить металл на металл, и избежать этого никаким уговорами нельзя, вокруг металлической фигуры делают контур подходящим по смыслу цветом финифти. Правильный выход из положения нам демонстрируют вот эти уважаемые испанские муниципалитеты:

Прочие признаки дурного тона

1. Цифры, литеры и надписи. Чтобы далеко не ходить за примерами, обратимся к советской городской «геральдике», которая грешила этим совершенно без зазрения совести, создавая даже не гербы, а какие-то эмблемы, выглядящие как гербы. Не надо даже подписывать, где чья — и так всё понятно:

Геральдика рассказывает историю графически с помощью символов и знаков, поэтому любые буквы и цифры в гербах просто неуместны. Не говоря уже о том, чтобы подписывать герб, размещая на щите название города.

Однако, необходимо рассмотреть и другие случаи использования в гербах букв и цифр, когда они вроде как и не являются нарушением правил. Разберём по порядку:

В гербе Рима помещены буквы SPQR — это аббревиатура от латинской фразы «Senatus populusque Romanus», которая переводится как «Сенат и граждане Рима». Эта древнейшая надпись использовалась на штандартах римских легионов во времена Римской республики и Римской империи, то есть примерно с 80 года до нашей эры. В современном описании герба эти литеры значатся как «девиз». Кроме всего прочего, в итальянской геральдике довольно часто встречаются надписи, так что случай с Римом можно рассматривать как традицию, причём во всех смыслах.

С ещё большей любовью к надписям и целым изречениям на щитах относятся в Испании. Вероятно, это отголоски наследия арабов, у которых всегда была в почёте каллиграфия, которой испанцы пытались подражать. Поэтому для испанской геральдики присутствие в гербе надписей — дело само собой разумеющееся. Например, на гербе Астурии написана целая фраза: «HOC SIGNO TUETUR PIUS, HOC SIGNO VINCITUR INIMICUS» — означающая «Этим знаком храним благочестивый, этим знаком враг будет побеждён».

На гербе города Тихвин, что в Ленинградской области, красуются цифры 1773 — год, когда Тихвин стал городом. Герб высочайше утверждён в том же году императрицей Екатериной II, каковой факт автоматически делает его не подлежащим критике. Если герб составлен не совсем грамотно, но при этом утверждён верховной властью, это лишает его части недостатков.

Литера W в гербе Выборга тоже не является поводом отнести его к разряду «неправильных», потому что герб имеет в своей основе печать города, которую Выборг получил аж в 1403 году, находясь в составе Швеции. Печати не всегда были гербовыми и часто делались «попроще». Опять же, в своё время его утвердила Екатерина II, а с многовековой историей вкупе с решением императрицы спорить трудно.

Для вензеля, или монограммы монарха также принято делать исключение, поскольку этот знак фактически представляет собой не литеру, а некий символ. Кстати говоря, присутствие в гербе подобного знака возможно только в том случае, когда его пожаловал либо сам владелец вензеля, либо его наследник. В данном случае мы имеем герб города Пушкин (до 1918 года — Царское Село), с вензелем императрицы Екатерины I, которая считается основателем Царского Села.

Ну и наконец, личный герб святого Иоанна Павла II, где мы видим золотой крест и золотую же литеру M, символизирующую Деву Марию. Что символизирует крест, и так понятно. В бытность свою архиепископом Кракова кардинал Кароль Юзеф Войтыла имел похожий герб, только все фигуры были не золотыми, а чёрными (то есть герб таким образом нарушал ещё и правило тинктур). Став папой римским, он получил настойчивый совет привести свой герб в соответствие правилам геральдики: изменить цвет фигур и заменить литеру M на какой-нибудь подходящий символ. В итоге понтифик согласился с заменой чёрного на золото, но литеру предпочёл сохранить (сошлись на том, что она похожа на «рунический» символ, которыми так богата польская геральдика). Ну и, кроме всего прочего, выше папы римского только Бог, поэтому какой герб захотел, такой и принял — кто ему может запретить?